Понедельник, 10:22 
Заказ документов

 Заочные научно-практические конференции Всероссийского и международного уровня

+

Одноименные конкурсы с выдачей диплома с призовым местом

1 работа - 3 документа

Публикация в сборнике ISBN, УДК, ББК, СМИ

Весь пакет документов (сертификат, диплом, свидетельство, публикация) 300 руб.!!!

 

 

Произвести заказ документа или задать вопрос можно здесь, оформление 10 минут после ответа оператора!
Главная » »
Главная » Файлы » Конкурсы 2013-2016 » Международный (Всероссийский) конкурс "О той весне..."

Литературная композиция «ПРОМЧУСЬ ПО ЖИЗНИ Я КОМЕТОЙ…»
16.04.2015, 13:02

Литературная композиция

 

«ПРОМЧУСЬ ПО ЖИЗНИ Я КОМЕТОЙ…»

(по стихам Ю.В. Друниной)

 

 

Мельникова Наталья Леонидовна,

учитель русского языка и литературы

МАОУ г. Улан-Удэ СОШ №35

 

 

На свете есть разные имена, самые разные. Среди них встречаются особые: имена-знаки, имена-камертоны. Таким именем обладала Юлия Друнина, или Друня, как нежно называли ее друзья.

Поэт Марк Соболь, вспоминая о своей первой встрече с Ю. Друниной, сказал: «Я увидел беленькую золотистую девочку. Она держалась особняком, чуть отстраненно. Руку подала неуверенно, лопаточкой, точнее дощечкой. Я сразу понял – она из наших – солдат. Но по годам как будто не подходит». М. Соболь не знал тогда, что маленькая золотистая девочка прошла к тому времени весь ад войны, что на войну Ю. Друнина сбежала добровольно 16-летней.

Я ушла из детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Дальние разрывы слушал и не слушал

Ко всему привыкший сорок первый год.

 

Я пришла из школы в блиндажи сырые,

От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Потому что имя ближе, чем «Россия»,

Не могла сыскать.

В 60-е Ю. Друнина столкнулась как-то с тем, что ей сказали: «Не стоит напоминать о войне. Старо, не модно». Возможно, и сейчас найдутся такие. Что скажут: «У нас свои беды, войны. К чему говорить о Великой Отечественной, да и Друнину знаем, не надо».

Нет, надо! Необходимо! Хотя бы потому, что Ю. Друнина всегда стояла на позициях гражданственности. В жизни и в стихах. В одном из них она сказала:

А я

Я женщина вполне земная.

Люблю свой труд.

Застолье. Суету.

Но каждому необходимо,

Знаю,

Подняться иногда

На высоту.

Высотой Ю. Друниной стала та нравственная атмосфера великой чистоты и сострадания, где верность, честь, правдивость слова, неподкупность, самопожертвование «за други своя» стали единицами измерения человеческой души и сердца.

Я только раз видала рукопашный,

Раз наяву. И тысячу – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

О войне Ю. Друнина писала: «Это неверно, что к опасности не привыкают. Кто не привыкнет, тот должен сойти с ума. Главное, что меня мучило – страшная усталость. Только прикорнешь, снова постылое: “Приготовиться к движению”. Честно говоря, я даже не знала, не всегда понимала, когда наступаем, а когда отступаем. Всегда стреляли мы, всегда стреляли в нас, всегда кого-то перевязываешь, всегда куда-то бежишь…». Войну Ю. Друнина закончила старшиной, кавалером ордена «Красной Звезды» и медали «За отвагу» - высших отличий солдатской награды – и с двумя ранениями.

А после поход долгожданный.

Отчаянный рейд по тылам,

И ветер - клубящийся, рваный,

С железным дождем пополам.

Тепло лошадиного крупа,

Пожар в пролетевшем селе…

Неизбывная горечь сквозит в воспоминаниях поэта о друзьях, не вернувшихся домой: «Ты прости меня, Зина Самсонова из села Колычево, и ты, Машенька Широкова из села Непорово,– две рязанские подружки-хохотушки, два отчаянных батальонных санинструктора 218 стрелковой. Прости меня и ты, Лена-санинструктор, по прозвищу “Большая старшина”, ни помню ни фамилии твоей, ни года, ни места рождения. Знаю лишь место и время твоей смерти – дольние подступы к Риге, Октябрь 44. И я даже не могу точно объяснить, почему мне так хочется сказать всем, кто не дошел до победы: “Простите”».

- Знаешь, Зинка, я против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Где-то, в яблочном захолустье,

Мама, мамка твоя живет.

 

У меня есть друзья, любимый,

У нее ты была одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом стоит весна.

 

И старушка в цветастом платье

У иконы свечу зажгла.

...Я не знаю, как написать ей,

Чтоб тебя она не ждала?!

В годы войны Ю. Друнина не думала, что война так и не отпустит ее из своего плена – плена воспоминаний. Позднее она напишет: «Я еще не знала, что тосковать мне по войне всю жизнь, как всю жизнь тоскуют по горам альпинисты».

Могла ли знать в бреду окопных буден,

Что с той поры, как отгремит война,

Я никогда уже не буду людям

Необходима так, и так нужна.

Война определила и весь темп жизни Ю. Друниной: она стремилась успеть всюду, где требовалась е помощь, где нуждались в ней, она старалась успеть во всем, но иногда могла резко остановиться и прислушаться, послушать себя – не изменил ли голос правды, всмотреться в мир, вслушаться в него.

На тех весах, где боль и честь народа,

На тех весах, точней которых нет,

Четыре страшных и прекрасных года

В душе перетянули сорок лет.

Война не ожесточила сердца. Ю. Друнина напишет об этом так: «Мы не переставали быть людьми. Конечно, мы учились ненавидеть. Но мы не разучились любить. Мне кажется, что после войны мы еще острее почувствовали счастье жить. Перестрадав, мы стали ближе принимать к сердцу страдания других».

Любовь, по Ю. Друниной, это «гром зарницы», вспышки фанфар, океан улыбок, жестов, прикосновений, взглядов. Любовь – это счастье встречи и боль разлуки. Любовь – это вечная жизнь.

Со своим батальонным

Повстречалась сестра –

Только возле прилавка,

А не возле костра.

- Что ж ты спишь, продавщица? –

Возмущается хвост.

Но не может услышать

Этот ропот она,

Потому что все громче

Полыхает Война,

Потому что столкнулись,

Как звезда со звездой,

Молодой батальонный

С медсестрой молодой.

Стихи последних лет полны горечи и боли за жизнь, за людей. Ю. Друнина хотела оградить нечто святое – память человечества – и ответственность перед прошлым. Она стремилась оживить это, отстоять от глумления.

При всем этом поэзия Юлии Друниной – это родник любви к жизни, Родине, людям. И это не позволяет окрасить в темные тона ее творчество. Теплый луч не только на страницах ее стихов, книг. Он доходит до нас, этот светлый и чистый луч далекой и близкой «беленькой золотистой девчонки», сказавшей раз и навсегда: «Други! Я вас вынесу из огня!»

 

ЛИТЕРАТУРА

http://rupoem.ru/drunina/all.aspx

Категория: Международный (Всероссийский) конкурс "О той весне..." | Добавил: natdvz
Просмотров: 412 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright 2010 © БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА